Мнимая сделка дарение судебная практика

Полезные советы на тему: "Мнимая сделка дарение судебная практика". На страницах собрана полная информация по теме. Если возникнут вопросы или необходимо пояснение, то вы всегда можете обратиться к дежурному консультанту.

Мнимая сделка дарение судебная практика

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 19 марта 2015 г. по делу N 33-2632/2015 (ключевые темы: договор дарения — притворная сделка — дарение — договор дарения доли — последствия недействительности сделки)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 19 марта 2015 г. по делу N 33-2632/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Науширбановой З.А.

судей Голубевой И.В.

при секретаре Гафуровой Е.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Синяковой Л.Р. на решение Калининского районного суда адрес Республики Башкортостан от дата, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о признании договора дарения заключенного между Галиной Г.Ф. и Имамутдиновой Р.П. ничтожным в силу притворности и применении последствий недействительности сделки отказать за необоснованностью.

Заслушав доклад судьи Голубевой И.В., судебная коллегия

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Синякова Л.Р. просит отменить решение суда, считая его незаконным и необоснованным. В обоснование жалобы указала, что в судебном заседании Имамутдинова Р.П. фактически признала иск, указав, о передаче ей денежных средств; из открытого счета в ОАО «Сбербанк России» видно, что дата Имамутдинова Р.П. внесла на счет . , после на ее счет поступали еще денежные средства по . руб.; Галина Г.Ф. подтвердила в суде, что перечисляла денежные средства Имамутдиновой Р.П. в размере . руб. за квартплату; считает что сделка является притворной.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела. Судебная коллегия, руководствуясь ст.ст.167 , 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, выслушав Синякову Л.Р., ее представителей Белякову Э.А., Хисамова В.Р., поддержавших доводы жалобы, представителя Имамутдиновой Р.П. — Окишеву М.П., полагавшую решение подлежащем отмене, Галину Г.Ф., полагавшую решение законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ «О судебном решении» законным является решение, принятое судом в точном соответствии с действующими нормами материального и процессуального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона и аналогии права.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( часть 1 статьи 1 , часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( статьи 55 , 59 — 61 , 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Оспариваемое решение указанным требованиям отвечает не в полной мере.

[2]

Отказывая в удовлетворении иска Синяковой Л.Р., суд первой инстанции исходил из того, что стороны заключили договор дарения, доказательств заключения сторонами договора купли-продажи указанной доли квартиры, не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным выводом суда.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом; собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам, в том числе — отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

Согласно п. 2 ст. 244 ГК РФ имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

В соответствии с п. 2 ст. 246 ГК РФ участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 250 данного Кодекса .

Согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 данного Кодекса.Таким образом, названными нормами установлен обязательный признак договора дарения -безвозмездный характер передачи имущества, заключающийся в отсутствии встречного предоставления. Если же дарение формально обусловлено совершением каких-либо действий другой стороной, то оно квалифицируется как притворная (ничтожная) сделка.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом ( ст. 167 ГК РФ).

В соответствии со ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Из материалов дела следует, что Имамутдиновой Р.П. на праве собственности ранее принадлежала . доли однокомнатной квартиры расположенной по адресу: адрес (оборот л.д. 24).

Согласно свидетельства о праве на наследство по закону от дата года, Сорокоумов Н.Д. является собственником другой . доли в однокомнатной квартире расположенной по адресу: адрес (л.д. 7).

дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. был заключен договор дарения, по условиям которого Имамутдинова Р.П. подарила Галиной Г.Ф. принадлежащую ей на праве собственности . доли однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: адрес, общей площадью . кв.м., который зарегистрирован в установленном законом порядке (л.д. 53).

В обоснование доводов жалобы Синякова Л.Р. указывает, что между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. фактически был заключен договор купли-продажи . доли в спорной квартире.

Судебная коллегия находит заслуживающим внимание указанный довод апелляционной жалобы, поскольку из представленной суду выписки по счету из ОАО «Сбербанк России» за период с дата по дата года, усматривается, что в день совершения сделки — дата Имамутдиновой Р.П. был открыт в ОАО «Сбербанк России» счет, на который была перечислена денежная сумма в размере . рублей (л.д. 98).

Читайте так же:  Сколько стоит независимая экспертиза квартиры после залива

Какие-либо сведения об источнике происхождения значительной суммы денежных средств, принадлежащих Имамутдиновой Р.П., судебной коллегии не были представлены.

Учитывая, что денежные средства в размере . руб. поступили на счет Имамутдиновой Р.П. именно в день оформления сделки, судебная коллегия приходит к выводу о том, что денежные средства были предназначены за . долю спорной квартиры.

При этом, судебная коллегия также исходит из того, что Имамутдинова Р.П. проживала в спорном жилом помещении длительное время, какие-либо родственные отношения, связывающие Имамутдинову Р.П., как дарителя и Галину Г.Ф. одаряемого, отсутствовали. Кроме того, в апелляционной инстанции установлено, что Имамутдинова Р.П. является пожилым человеком, ей . лет, она плохо слышит, в силу возраста нуждается в уходе посторонних лиц.

Из объяснений представителя Имамутдиновой Р.П. — Окишевой М.П., данных в суде апелляционной инстанции также усматривается, что Имамутдинова Р.П. в силу своего возраста не понимает что ей говорят, она плохо говорит, фактически была совершена купля-продажа доли в квартире. Денежные средства в размере . руб. Имамутдинова Р.П. перечислила дочери в адрес.

Таким образом, показания представителя ответчика подтверждают доводы истицы о том, что договор дарения не был безвозмездным, заключался под условием материальной выгоды.

Суд первой инстанции не учел, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 572 ГК РФ при наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса, согласно которому притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что требования Синяковой Л.Р. о признании договора дарения от дата недействительным, подлежат удовлетворению, поскольку сделка по дарению, совершенная между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. является мнимой.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что заключенный между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. договор дарения . доли в праве собственности на жилое помещение является притворной сделкой, прикрывающей действительные намерения сторон, направленные на заключение договора купли-продажи данного имущества и создание соответствующих последствий, указанный договор купли-продажи был реально сторонами исполнен, денежные средства покупателем переданы продавцу, а приобретенное имущество — покупателю, в связи с чем решение суда подлежит отмене, с вынесением нового решения о частичном удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2, к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о признании договора дарения . доли адрес, заключенного дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Р. ничтожным и признании заключенным договора купли-продажи . доли спорной квартиры.

Вместе с тем, исковые требования Синяковой Л.Р. о применении последствий недействительности сделки, не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Последствием недействительности притворной сделки является применение к отношениям сторон не правил о реституции, а правил той сделки, которую они имели в виду. Реституция в соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ может быть применена в этом случае, когда сделка, которую прикрывает притворная, также недействительна.

Поэтому при притворном характере договора дарения, заключенного между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф., прикрывающего собой договор купли-продажи, применение последствий в виде реституции невозможно, поскольку ничтожность притворной сделки не свидетельствует о ничтожности прикрываемой сделки. Если прикрываемая сделка является действительной, то к ней не могут применяться последствия недействительности сделки, предусмотренные статьей 167 ГК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Калининского районного суда адрес Республики Башкортостан от дата отменить.

Принять по делу новое решение.

Исковые требования Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. удовлетворить частично.

Признать договор дарения . доли адрес, заключенный дата между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф. — ничтожным.

Признать заключенным договор купли-продажи . доли адрес, между Имамутдиновой Р.П. и Галиной Г.Ф..

В удовлетворении исковых требований Синяковой Л.Р., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО2 к Галиной Г.Ф., Имамутдиновой Р.П. о применении последствий недействительности сделки — отказать.

Мнимая сделка дарение судебная практика

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 08 апреля 2014 г. по делу N 33-1127/2014 (ключевые темы: договор дарения — мнимая сделка — квартира — единый государственный реестр прав на недвижимое имущество — обязанность доказывания)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 08 апреля 2014 г. по делу N 33-1127/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Колобковой О.Б.,

судей Гурьяновой О.В. и Бабойдо И.А.

при секретаре Линник Е.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам Суховой И*** П*** и Ярковой М*** П*** на решение Засвияжского районного суда г.Ульяновска от 30 декабря 2013 года, по которому постановлено:

Иск Игнатьевой Е*** П*** удовлетворить.

Признать договор дарения, заключенный между Игнатьевой Е*** П*** и Суховой И*** П*** 19.07.2011 г., квартиры N *** в доме N *** по улице *** в г. Ульяновске недействительным.

Признать договор дарения, заключенный между Суховой И*** П*** и Ярковой М*** П*** 23.10.2013 г., квартиры N *** в доме N *** по улице *** в г. Ульяновске недействительным.

Прекратить право собственности Ярковой М*** П*** на квартиру N *** дома N *** по улице *** в г. Ульяновске.

Признать за Игнатьевой Е*** П*** право собственности на квартиру N *** дома N *** по улице *** в г. Ульяновске.

Заслушав доклад судьи Гурьяновой О.В., объяснения Суховой И.П., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, объяснения Игнатьевой Е.П. и её представителя Крыловой О.А., полагавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

Игнатьева Е.П. обратилась в суд с иском к Суховой И.П. о признании договора дарения жилого помещения недействительным (мнимым).

В обоснование исковых требований указала, что 19.07.2011 между ней и ответчиком Суховой И.П. был заключен договор дарения, согласно которому истица подарила, а ответчик приняла в дар трехкомнатную квартиру N *** в доме N *** по улице *** в г.Ульяновске, общей площадью 49,17 кв.м, кадастровый номер квартиры ***. Указанная сделка прошла государственную регистрацию, что подтверждается свидетельством о праве собственности от 12.08.2011 N ***. Вместе с тем, заключая договор, стороны не имели намерения создать соответствующие правовые последствия. Это подтверждается тем, что до совершения договора дарения была достигнута договоренность о том, что фактически указанная квартира отчуждаться не будет, а сделка совершается только на бумаге с целью сохранения квартиры от незаконных действий сына истицы, а истица и члены её семьи будут проживать в этой квартире. До настоящего времени истица и члены её семьи проживают в указанной квартире, истица оплачивает коммунальные платежи, а также расходы по ремонту и содержанию жилья.

В связи с изложенным, Игнатьева Е.П. просила признать договор дарения квартиры от 19.07.2011, заключенный между ней и ответчицей Суховой И.П., недействительным (мнимым), оставить запись о государственной регистрации права собственности на трехкомнатную квартиру N *** в доме N *** по улице *** в г.Ульяновске, общей площадью 49,17кв.м, кадастровый номер квартиры *** за Игнатьевой Е.П.

Суд первой инстанции, рассмотрев дело по существу, постановил приведённое выше решение.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней Сухова И.П. просит решение суда отменить в связи с неверным определением фактических обстоятельств дела, а также неправильным применением норм материального и процессуального права. Полагает неверным вывод суда о том, что при заключении сделки стороны не имели намерения исполнить данную сделку. В данном случае правовые последствия сделки были достигнуты — сделка была зарегистрирована в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области.

Читайте так же:  Оби возврат товара в другой магазин сети

Вывод суда о том, что она оплатила налог на имущество только после предъявления иска в суд, опровергается имеющимися в деле платежными документами.

То обстоятельство, что Игнатьева Е.П. осталась проживать в указанной квартире, не может свидетельствовать о мнимости сделки, поскольку собственник вправе распоряжаться имуществом по своему желанию и предоставить квартиру в пользование своим родственникам.

Кроме того, суд не учел, что договор дарения спорной квартиры между ней и Ярковой М.П. заключен 23.10.2013, т.е. до обращения Игнатьевой Е.П. в суд с данным иском. Считает, что вывод суда о признании указанного договора дарения недействительным не основан на нормах действующего законодательства. Суд в данном случае в нарушение ч.3 ст.196 ГПК РФ вышел за пределы заявленных требований.

Ссылаясь на ст. 170 ГК РФ указывает, что обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из её сторон.

Доказательств, свидетельствующих о недействительности договора дарения, и заключения сделки лишь для вида, без намерения создать правовые последствия, истцом не представлено.

В апелляционной жалобе Яркова М.П. также просит решение суда отменить, постановить новое решение суда, отказав в удовлетворении исковых требований. В обосновании доводов жалобы указывает на то, что договор дарения от 19.07.2011 реально исполнен сторонами, в связи с чем у суда отсутствовали правовые основания для признания данной сделки недействительной. Проживание истицы в квартире после заключения договора дарения не противоречит закону и вполне допустимо в отношениях близких родственников. Считает, что суд применил нормы ст.166 ГК РФ, не подлежащие применению при данных обстоятельствах дела. Указывает на то, что судом не исследованы и не оценены все доказательства по делу, отсутствуют доказательства мнимости оспариваемого договора.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно ст. ст. 12 , 55 , 56 ГПК РФ суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, проверил доводы сторон.

В соответствии с собранными по делу доказательствами, анализ и оценка которым даны в решении, суд пришел к объективному выводу об обоснованности заявленных по делу требований.

В силу ч.1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Из содержания данной нормы следует, что в случае совершения мнимой сделки, воля сторон не направлена на достижение гражданско-правовых отношений между сторонами сделки, целью сторон является лишь возникновение правовых последствий для каждой или для одной из них в отношении третьих лиц.

Видео (кликните для воспроизведения).

Существенными чертами мнимой сделки является совершение сделки лишь для вида, когда стороны заранее знают, что она не будет исполнена. По мнимой сделке стороны преследуют иные цели, нежели предусмотренные в договоре; мнимая сделка может быть совершена в любой форме, она может даже пройти регистрацию в установленном законом порядке, тем не менее, если сделка не преследует цель наступления соответствующих последствий, она может быть признана мнимой.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения ( ч.1 ст. 167 ГК РФ).

В ходе судебного разбирательства установлено, что трехкомнатная квартира N *** в доме N *** по улице *** в г.Ульяновске находится в ЖСК «Венера».

Право на указанную выше квартиру было зарегистрировано 25.11.2003 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним за Игнатьевой Е.П., 03.11.1932 года рождения, на основании справки ЖСК «Венера» от 03.11.2003 о полной выплате пая 01.04.1989.

19.07.2011 Игнатьева Е.П. подарила указанную квартиру своей племяннице Суховой И.П.

Согласно п.7 договора дарения даритель передала указанное жилое помещение одаряемой в пригодном для проживания состоянии до подписания настоящего договора. Обязанность дарителя передать указанное жилое помещение считается исполненной после подписания настоящего договора. Одаряемая осуществляет за свой счет ремонт и эксплуатацию выше указанного жилого помещения, а также участвует соразмерно занимаемой площади в расходах, связанных с техническим обслуживанием и ремонтом, в том числе капитальным, всего дома.

Указанная сделка и право собственности Суховой И.П. на спорное жилое помещение зарегистрированы в Едином государственном реестре прав на недвижимое имуществом и сделок с ним 12.08.2011.

23.01.2013 Сухова И.П. подарила спорную квартиру своей сестре Ярковой М.П., проживающей в г.Н***.

Право собственности Ярковой М.П. на указанное выше жилое помещение зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 13.11.2013.

Признавая оспариваемый договор дарения мнимой сделкой, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что данный договор совершен без намерения создать соответствующие правовые последствия, поскольку стороны не имели намерений ее исполнять или требовать ее исполнения. При этом судом принято во внимание, что спорная квартира является для Игнатьевой Е.П., 1932 года рождения, единственно пригодным для проживания жилым помещением, иных жилых помещений в собственности, либо на условиях найма она не имеет. Игнатьева Е.П., как проживала в спорной квартире, так и проживает в ней по настоящее время, производит оплату коммунальных услуг, а также плату за содержание и ремонт жилья, что подтверждается квитанциями ЖСК «Венера» и чеками-ордерами ОАО «Сбербанк России». Игнатьева Е.П. также оплачивала 17.07.2013 капитальный ремонт межпанельных швов, 30.09.2013 произвела замену окон в спорной квартире. Спорная квартира новому собственнику по акту приема — передачи не передавалась, в ЖСК «Венера» отсутствуют сведения о новом собственнике этой квартиры.

Ответчица Сухова И.П. зарегистрирована и проживает в квартире N *** дома N *** по улице *** в г. ***, налог на указанную выше квартиру оплатила лишь 26.11.2013 после предъявления иска в суд (исковое заявление поступило в суд 06.11.2013).

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что истица Игнатьева Е.П. фактически осталась владельцем и пользователем спорной квартирой.

Судебная коллегия соглашается с изложенными выше выводами суда, считает, что при рассмотрении данного спора, правильно определены фактические обстоятельства дела, распределено бремя доказывания между сторонами.

С учетом того, что стороны при заключении договора дарения не преследовали цели возникновения правовых последствий, которые могли бы возникнуть при переходе права собственности на жилое помещение, о чем свидетельствуют их последующие действия, выводы суда о мнимости оспариваемого договора дарения являются правильными.

В силу части 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе ( ч.2 ст. 166 ГК РФ).

Принимая во внимание, что совершенная сделка дарения квартиры от 19.07.2011 является мнимой, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о недействительности последующего договора дарения указанной квартиры от 23.10.2013 и, соответственно, применении последствий его недействительности путем прекращения права собственности на квартиру N *** дома N *** по ул. *** в г.Ульяновске за Ярковой М.П. и признания права собственности на эту квартиру за Игнатьевой Е.П.

[3]

Судебная коллегия находит решение суда первой инстанции законным и обоснованным, поскольку суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам по правилам ст.ст. 12 , 56 и 67 ГПК РФ. Выводы суда в полной мере мотивированы, соответствуют установленным судом обстоятельствам и материалам дела. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Читайте так же:  Признание права собственности на самовольную постройку

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, являлись предметом судебного рассмотрения, получили правильную юридическую оценку, эти доводы основаны на неверном толковании норм законодательства, регулирующих спорные правоотношения, направлены на переоценку обстоятельств, установленных и исследованных судом первой инстанции, а потому не могут служить поводом к отмене судебного решения.

Таким образом, обжалуемое по делу решение судебная коллегия признает законным и обоснованным.

Руководствуясь статьёй 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Засвияжского районного суда г.Ульяновска от 30 декабря 2013 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы Суховой И*** П*** и Ярковой М*** П*** — без удовлетворения.

Договор дарения: судебная практика

Достаточно популярным видом сделок в гражданском обороте, которые заключаются чаще всего между родственниками или близкими людьми, является договор дарения. Он представляет собой сделку, по которой одна сторона передает другой предмет договора (квартиру, долю имущества автомобиль, и т.д.) без наличия встречных обязательств, передачи вещи или права. Как правило, договоры дарения заключаются между близкими людьми или родственниками.

Признание договора дарения мнимой сделкой

Зачастую стороны фактически совершают сделку, которая имеет обязательственные отношения, не понимая правовой природы договора дарения или имея какой-то скрытый умысел, тем самым осуществляя гражданское правонарушение. Последствием такого действия может быть признание договора дарения мнимой сделкой, с применением всех правовых последствий, которые вытекают из фактических имущественных отношений. Как показывает судебная практика, такие сделки достаточно часто являются предметом спора судебных процессов о признании договоров дарения мнимой сделкой.

Чаще всего под прикрытием сделки договора дарения осуществляются договоры купли-продажи имущества или мены. Наиболее распространенным является передача таким способом в собственность части (доли квартиры, дома или другого имущества). Целью совершения притворной сделки является желание игнорировать права сособственника имущества на первоочередное приобретение жилья (доли квартиры, дома или другого имущества). Такое право сособственника определено положением ст. 250 ГК России. Только в случае, когда доля имущества, находящегося в совместной собственности, подарена, на собственника не распространяется преимущественное право первоочередности приобретения имущества. Такая сделка определена нормами гражданского законодательства как ничтожная, на что прямо указывает статья 170 ГК России.

При выявлении сособственником имущества факта осуществления такой мнимой (притворной) сделки, она может быть оспорена в судебном порядке с применением всех правовых последствий. В этом случае исковыми требованиями истца должны быть требования о переводе прав и обязанностей покупателя по договору на него в связи с тем, что договор дарения доли квартиры, дома или другого имущества являлся мнимой сделкой, а стороны между собой фактически заключили договор купли-продажи. В этом случае к отношениям сторон необходимо применять правила купли-продажи доли, а не договора дарения. Такая правовая позиция изложена в п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ № 10/22.

Примером такого решения служит Апелляционное определение Ульяновского областного суда по делу № 33-1567/2013 от 21.05.2013 г. Из него следует, что требования истца о признании сделки по договору дарения притворной и переводе прав и обязанностей покупателя на него, как имеющего преимущественное право покупки, были удовлетворены. Одним из основанием для вынесения такого решения послужил факт предъявления оригинала расписки суду, которая свидетельствует о наличии обязательственных отношений между сторонами по договору дарения.

Признание договора дарения незаключенным

Достаточно неоднозначным, но частым случаем в судебной практике является ситуация, связанная со смертью дарителя до момента, когда одаряемый произвел государственную регистрацию права на подаренную квартиру или дом, или часть какого-либо имущества, подлежащего обязательной гос. регистрации.

Одним из типичных примеров такого случая в судебной практике является ситуация, описанная в решении Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 14.06.2012 по делу № 2-854/2012-М-422/2012, которая сложилась между родственниками. Истцом (одаряемым) было заявлено исковое требование о признании действительным договора дарения, после отказа ему в гос. регистрации уполномоченным органом в связи со смертью дарителя. В то же время ответчиком по делу кроме органа гос. регистрации был родственник, у которого возникло наследственное право на спорную квартиру, поскольку та не была зарегистрирована, а значит, несмотря на заключение договора дарения умершего с истцом, переход права к одаряемому не произошел, и квартира перешла в категорию наследственного имущества. Суд отказал истцу в удовлетворении требований в связи с тем, что действия, свидетельствующие о принятии дара, то есть гос. регистрация квартиры, не произведены до момента смерти дарителя (ст. 574 ГК России), поэтому право собственности у него не возникло, и переход права собственности не произошел.

Похожая ситуация изложена в судебном решении Московского районного суда города Чебоксары от 26.05.2009 г. Истцом по делу выступал родственник (наследник умершего), который предъявил исковые требования о признании договора дарения между одаряемым и наследодателем незаключенным. В связи с тем, что права собственности на земельный участок и расположенный на нем дом были зарегистрированы после смерти дарителя, суд посчитал, что одаряемый принял меры, свидетельствующие о принятии им дара, и реализовал волю умершего, проявленную в договоре. Одаряемым было подано заявление на проведение гос. регистрации имущества до смерти дарителя. Поэтому в иске о признании договора дарения незаключенным дарителю было отказано. Основанием для принятия решения стали положения ст. 574 ГК России, предусматривающие письменную форму сделки и ее гос. регистрацию, а также ст. 9,13,16 ФЗ от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ О гос. регистрации прав, а также ч. 2 ст. 17 ГК РФ и ст. 1112 ГК России.

По данному делу можно сказать, что оно является исключением из общего правила вынесения судебных решений, поскольку, анализируя судебную практику, можно сказать, что суды отсутствие регистрации на день смерти дарителя считают основанием для возникновения возможности изменения правового режима имущества, которое было передано по договору дарения. Как правило, суды принимают решения, на основании которых сделка по договору дарения без соответствующей гос. регистрации считается незаключенной, а имущество в таком случае переходит в категорию наследственного.

Расторжение договора дарения

Что касается права требовать в судебном порядке расторжения договора дарения, то оно может быть реализовано только стороной договора или ее представителем, в отличие от признания договора дарения недействительным, которое может быть заявлено любым заинтересованным лицом. Одним из оснований для расторжения договора дарения, исходя из анализа судебной практики, может быть отказ от принятия дара одаряемым.

Одним из таких интересных примеров судебной практики служит определение Апелляционного суда Брянского областного суда по делу № 33-2021/2015. В порядке судебного производства дела было установлено, что истец обратилась в суд с требованием к ответчикам о принятии отказа от дара и расторжении договора дарения. Судом было отказано истцу в удовлетворении требований о расторжении договора дарения. Основанием отказа явилось то, что истец фактически принял дар (дом с земельным участком), а действия сторон были направлены на создание определенных договором правоотношений и породили все правовые последствия договора. После принятия в дар дома истец предпринял попытку к оформлению документов для сдачи недвижимости государству за соответствующую компенсацию по Чернобыльской программе, и только после отказа в праве получить такую компенсацию одаряемый обратился в суд с иском. Поскольку ответчики по иску не возражали против расторжения договора и принятии отказа от дара, суд не усмотрел в данных правоотношениях наличия спора, который подлежит разрешению в судебном порядке. По этим основаниям и было вынесено соответствующее определение суда.

Читайте так же:  Покупка квартиры за материнский капитал последовательность действий

Признание недействительным договора дарения

Для признания договора дарения недействительным применяются общие положения ГК России, которые регламентируют порядок и основания для признания сделок недействительными. Такими основаниями могут быть:

  • несоблюдение требований гражданского законодательства к форме сделки;
  • заключение договора дарения с целью, которая заранее будет противоречить основам правопорядка и нравственности;
  • заключение договора недееспособным лицом под влиянием или заблуждением по поводу природы сделки;
  • под влиянием насилия, обмана и угрозы;

Примером судебного решения, связанного с оспариванием договора дарения части квартиры и требованием признать сделку недействительной, является решение по делу № 2-1600/2015 – М-1167/2015. Истец (даритель) обратился с иском к одаряемым о признании договора дарения доли квартиры недействительным, поскольку положениями договора не предусмотрено право проживания в жилом помещении дарителя. Судом было установлено, что фактов несоответствия сделки требованиям закона, которые предполагают правовые основания признать сделку недействительной, истцом предоставлено не было. Договор дарения доли квартиры соответствовал волеизъявлению сторон, которое было направлено на переход права собственности на квартиру от дарителя (истца) к ответчикам (одаряемым). Отсутствие условий в договоре дарения, которые предполагают сохранение права пользования частью квартиры за дарителем, не являются основанием для оспаривания договора дарения и признания его недействительным. На основании установленных судом фактов и обстоятельств истцу было отказано в удовлетворении исковых требований.

Случаи оспаривания договоров дарения купли-продажи, оспаривания наследства по завещанию и т.д. являются достаточно сложной категорией судебных дел, по которым для достижения положительного результата необходимо участие специалистов в области права (адвокатов, юристов). При осуществлении самой сделки для понимания сути возникших правоотношений и возможных правовых последствий сделки, также необходимо получить профессиональную консультацию.

[1]

Мнимый договор дарения судебная практика

Как проходит судебная практика по договору дарения

Именно по этой причине любые отклонения от норм гражданского законодательства при оформлении сделки дарения в конечном итоге приводят к негативным последствиям для обеих сторон. может признаваться только в том случае, если в суд соответствующее требование было подано заинтересованным лицом, интересы которого были нарушены составленным соглашением. В случае признания договора недействительным обе стороны должны вернуть друг другу переданное по сделке имущество, то есть одаряемый должен вернуть предоставленный ему подарок.

Оспаривание дарения в судебном порядке может осуществляться по целому ряду оснований, начиная от притворности дарения и заканчивая стандартным несоблюдением формы составления таких договоров. При этом стоит отметить, что если суд признает хотя бы одно из перечисленных нарушений, обе стороны уже неизбежно должны будут принять негативные юридические последствия, связанные с признанием недействительности составленного соглашения.

Мнимый договор дарения

Так, классическим примером мнимого дарения будет его совершение должником в отношении третьих лиц, с целью формально вывести имущество из своей собственности, чтоб избежать обращения взыскания на него от лица его кредиторов.В рамках мнимого дарения, внешнее волеизъявление сторон, оформленное в виде соответствующего закону договора, кардинально противоречит внутренней их воле, что нарушает типичную конструкцию, характерную для гражданско-правовой сделки.

Это свидетельствует о том, что мнимое дарение следует относить к сделкам с пороками воли, большинство из которых в ГК обозначены как оспоримые.Поскольку при совершении мнимой дарственной стороны пытаются создать видимость наличия несуществующих прав и обязанностей именно перед третьими лицами, вполне очевидно, что их действия являются умышленными. При этом как доктрина права, так и судебная практика свидетельствуют о наличии умысла в действиях

Как доказать мнимость договора дарения

Он представляет собой сделку, по которой одна сторона передает другой предмет договора (квартиру, долю имущества автомобиль, и т.д.) без наличия встречных обязательств, передачи вещи или права.

Мнимая сделка дарение судебная практика

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

[1]

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 июня 2015 г. N 33-20484/15 (ключевые темы: договор дарения — дарение — мнимая сделка — оплата коммунальных услуг — договор дарения квартиры)

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 июня 2015 г. N 33-20484/15

[1]

Судья Кузнецова Е.А. Гр.д. 33-20484

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, в составе председательствующего Сергеевой Л.А.

Судей Вишняковой Н.Е., Федерякиной Е.Ю.

при секретаре Н* Д.Н.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Вишняковой Н.Е. дело по апелляционной жалобе Маляренко С.Е. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 10 марта 2015 г., которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Маляренко С* Е* к Галан И* М* С*е, действующей в интересах несовершеннолетней Галан И* С* о признании договора дарения недействительным (ничтожным) — отказать.

Истец, представитель истца в судебное заседание явились, доводы, изложенные в исковом заявлении, в редакции уточненных исковых требований поддержали, просили исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика в судебное заседание явилась, исковые требования не признала, просила в удовлетворении исковых требований отказать по основаниям, изложенным в письменных возражениях на исковое заявление (л.д.31-33)

Представитель третьего лиц Управление Росреестра по Москве в судебное заседание не явился, о дате и времени судебного разбирательства извещался судом.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого, как незаконного и необоснованного, просит в апелляционной жалобе Маляренко С.Е.

Проверив материалы дела, выслушав истца — Маляренко С.Е., его представителя — Эфросмана М.Б., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона и материалами дела.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( часть 1 статьи 1 , часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( статьи 55 , 59 — 61 , 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Данным требованиям закона решение суда первой инстанции соответствует в полном объеме.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом , в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

В силу ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Как установлено судом и следует из материалов дела, спорное жилое помещение представляет собой отдельную двухкомнатную квартиру N *, расположенную по адресу: *.

Читайте так же:  Как отразить недостачу основного средства

15.10.2011 г. между Маляренко СЕ. (даритель) и Галан Иданьес М.С., действующей в интересах несовершеннолетней Галан Иданьес С* (одаряемая) заключен договор дарения вышеуказанного жилого помещения (л.д. 101)

Вышеуказанный договор зарегистрирован в Управлении Росреестра по Москве 28.10.2011 г., выдано свидетельство о государственной регистрации права.

14.10.2011 г. нотариусом г. Москвы Сидоровой Е.А. удостоверена доверенность истца, согласно которой истец уполномочивает Ниряна Р.А. быть его представителем по вопросу регистрации вышеуказанного договора дарения (л.д. 103)

Согласно выписки из домовой книги, ответчики 11.02.2014 г. снялись с регистрационного учета по адресу: * и зарегистрировались в спорном жилом помещении (л.д.34-35).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что воля сторон, направленная на прекращение права собственности на квартиру у истца и возникновение права собственности на квартиру у ответчика, была исполнена. В нарушение положений ст. ст. 12 , 56 , 57 ГПК РФ, истец не представил достаточных доказательств, свидетельствующих об отсутствии у сторон при заключении договора дарения намерений по установлению, изменению или прекращению прав и обязанностей, вытекающих из договора дарения.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с указанными выводами суда, поскольку они сделаны при точном соблюдении норм материального и процессуального права.

В своей жалобе Маляренко С.Е. указывает на неправильность применения судом положений ч. 1 ст. 170 ГК РФ.

С данным доводом судебная коллегия не может согласиться в силу следующего.

На основании статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Пунктом 1 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В силу пункта 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом , в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно пункту 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Диспозиция пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит следующие характеристики мнимой сделки: отсутствие намерений сторон создать соответствующие сделке правовые последствия, совершение сделки для вида (что не исключает совершение сторонами некоторых фактических действий, создающих видимость исполнения, в том числе составление необходимых документов), создание у лиц, не участвующих в сделке, представления о сделке как действительной.

Норма пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения. В обоснование мнимости необходимо доказать, что при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.

Между тем, из материалов дела усматривается, что сделка по договору дарения сторонами была исполнена, и доказательств ее мнимости по основанию п. 1 ст. 170 ГК РФ стороной истца в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлено.

Ссылки в жалобе на то обстоятельство, что Маляренко продолжает оплачивать коммунальные услуги, содержит квартиру как свое недвижимое имущество, ответчиком не представлено акта передачи спорной квартиры, доказательств передачи ключей от спорной квартиры, не имеют правового значения для существа рассматриваемого спора, поскольку не могут служить основанием для признания договора дарения мнимой сделкой.

Также судебная коллегия обращает внимание на то обстоятельство, что ответчиком также производится оплата коммунальных услуг, что подтверждается заявлениями на оплату коммунальных услуг с отметками банка «исполнено» (л.д. 40, 42, 44, 45, 47, 49, 51, 53 — 59, 64, 66, 68, 70, 72, 73, 75, 77, 79, 81), произведенным ремонтом (л.д. 85 — 94), факт которого не отрицался Маляренко С.Е.

При этом, сам Маляренко С.Е. в спорной квартире не зарегистрирован и в ней не проживает.

Несение им расходов по оплате коммунальных услуг, при наличии государственной регистрации договора дарения, не свидетельствует об отсутствии воли истца на распоряжение принадлежащим ему недвижимым имуществом, а также о непринятии дара Галан.

После заключения договора дарения Галан обращалась в Управление Росреестра по Москве с заявлениями о государственной регистрации договора дарения, а также перехода права собственности, что свидетельствует о принятии дара.

По указанным основаниям судебной коллегией отклоняются доводы жалобы о мнимости оспариваемой сделки дарения.

Доводы Маляренко о том, что он был вынужден заключить договор дарения, поскольку в его адрес поступали угрозы от третьих лиц относительно спорного жилого помещения, также не могут быть признаны судебной коллегией убедительными, поскольку каких — либо доказательств, подтверждающих указанные доводы Маляренко не представлено, в правоохранительные органы истец с соответствующим заявлением не обращался.

Доводы в жалобе о том, что Маляренко заключил договор дарения в связи с тем, что от имени его отца поступило исковое заявление в суд о расторжении договора дарения между истцом и его отцом, не могут быть признаны судебной коллегией состоятельными, поскольку согласно материалам гражданского дела N 2-5395/12, исковое заявление Маляренко Е.М. к Маляренко С.Е., управлению Росреестра по Москве поступило в Никулинский районный суд г. Москвы 28.06.2012 г. (гр.дело N 2-5395/12 л.д.2), а оспариваемый договор дарения заключен сторонами 15.10.2011 г., то есть до обращения Маляренко Е.М. в суд.

Доводы Малярекно о том, что на момент заключения договора дарения 15.10.2011 г. у него отсутствовали в собственности иные жилые помещения, не являются основаниями для признания сделки мнимой.

Ссылка в жалобе на то обстоятельство, что суд не принял во внимание показания свидетелей, является несостоятельной, поскольку выводы суда об отказе в иске основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, объяснении сторон, показаниях свидетелей, правовая оценка которым дана судом по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и соответствует обстоятельствам дела и нормам материального права, регулирующим правоотношения сторон.

Иные приведенные доводы апелляционной жалобы являлись предметом исследования суда первой инстанции, в решении суда им дана надлежащая правовая оценка, с которой судебная коллегия соглашается. Юридически значимые обстоятельства судом определены правильно. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

Видео (кликните для воспроизведения).

Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 10 марта 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Источники


  1. Брэбан, Г. Французское административное право; М.: Прогресс, 2012. — 488 c.

  2. Рыжаков А. П. Защитник в уголовном процессе; Экзамен — М., 2013. — 480 c.

  3. Теория государства и права. — М.: Инфра-М, Норма, 2011. — 496 c.
  4. Под редакцией Дмитриевой И. К., Куренного А. М. Трудовое право России. Практикум; Юстицинформ — Москва, 2011. — 792 c.
  5. Габов, А. В. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы: моногр. / А.В. Габов. — М.: Статут, 2011. — 304 c.
Мнимая сделка дарение судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here